Приветствие - новичкам

О психиатре Кандинском В.Х.

Люди, которые вам запомнились.

Модератор: Психиатры-психи

Mirror
Старожил
Сообщение: 1787
Дата регистрации: 27.06.2008, 10:55

О психиатре Кандинском В.Х.

# Mirror » 03.08.2008, 13:58

Кандинский В.Х. (1849-1889) – психиатр, был шизофреником. Покончил жизнь самоубийством. Открыл синдром психического автоматизма Кандинского – Клерамбо на своем опыте помешательства.


«Имев несчастье,— писал Кандинский, — в продолжении двух лет страдать галлюцинаторным помешательством и сохранив после выздоровления способность вызывать известного рода галлюцинации по произволу, я, естественно, мог на себе самом заметить некоторые условия происхождения чувственного бреда».

------------------------------------------------------------------------------------

Не вызывает также никакого сомнения, что подробная история болезни Долинина, приведенная Кандинским в его классической монографии «О псевдогаллюцинациях», является описанием собственной болезни. «Доказательством этого предположения,— пишет Н. В. Иванов,— могут служить следующие факты. Долинин характеризуется Кандинским как военный врач; первый приступ его заболевания относится к периоду 1878—1879 гг., продолжительность приступа определяется в 1/2 года, далее сообщается о кратковременной двухмесячной вспышке психоза в начале 1883 г.; эти сроки в точности совпадают с датами заболевания самого В. X. Кандинского. Поведение Долинина в 1883 г. характеризуется следующим образом: «Во время своей болезни он уклонялся сообщать об испытываемом им окружающим, отделывался при расспросах врачей самыми общими и неопределенными ответами»; это в точности соответствует записям лечащего врача о В. X. Кандинском. Затем в истории болезни Долинина указывается, как под влиянием слуховых галлюцинаций он пришел к убеждению, что на него действуют двумя способами психической индукции; в работе 1880 г. Кандинский пишет о себе: «Для объяснения галлюцинаций я во время болезни изобрел особую теорию психической индукции». Таким образом, картина заболевания Долинина идентична картине болезни самого Кандинского.

------------------------------------------------------------------------------------

Ряд ценных сведений, кроме сообщенных самим Кандинским, содержится в истории его болезни в период пребывания в 1883 году в Доме призрения душевнобольных, учр. Александром III (ныне 3-я Ленинградская психиатрическая больница), обнаруженной в Ленинградском областном историческом архиве.

---------------------------------------------------------------------------------------
Касаясь истории самого заболевания В. X. Кандинского, факторов его вызывающих или поводов к его возникновению, необходимо указать на следующее. Жена В. X. Кандинского на вопрос в уже нами цитированном опросном листе: «Какую полагаете причину болезни?» ответила: «Чрезмерные усиленные умственные занятия и волнения». Как видно из дальнейших ее пояснений, она сообщала в этом случае об условиях, предшествующих приступу в 1883 году. Е. К. Кандинская там же сообщает, что этому предшествовала бессонница: «не спал несколько ночей подряд». Скорей можно думать, что бессонница не предшествовала, а была сама проявлением психотического приступа.
Сам В. X. Кандинский в своей монографии о псевдогаллюцинациях также указывал на значение «умственного утомления от работы по ночам», «умственных эксцессов», «временных затруднительных обстоятельств жизни», а также добавочных экзогенных вредностей. Для первого приступа, пишет он, это были «злоупотребления спиртными напитками… впрочем в размерах, обыкновенных для людей военных», а для повторного приступа — в 1883 году — может быть частью и под влиянием «аутоэкспериментов» с приемом в небольших дозах экстракта конопли или опия.

-----------------------------------------------------------------------

Ссылаясь на воспоминания М. В. Сабашникова, выше мы указывали, что психоз возник у Кандинского остро во время атаки на Батумском рейде парохода «Великий князь Константин» на сторожевой турецкий пароход. Будучи в болезненном психическом состоянии, Кандинский совершил тогда попытку к самоубийству, бросившись в воду, но был спасен.

------------------------------------------------------------------------
Если попытаться дать обобщающую характеристику психического состояния на разных этапах болезни Кандинского, то их можно определить как остро и подостро протекающие, весьма продуктивные галлюцинаторно-параноидные приступы, возникающие на аффективно измененном фоне, преимущественно депрессивном.
Такова психопатологическая картина перенесенного Кандинским психического заболевания, ярко описанная им в монографии «О псевдогаллюцинациях».
Высказывания Кандинского о своей болезни в статье «К учению о галлюцинациях» дополняют самоописание болезни в монографии «О псевдогаллюцинациях» и представляют большой интерес в разных отношениях.
Прежде всего следует отметить, что Кандинский со всей определенностью дает характеристику галлюцинаторно-параноидного синдрома, наблюдающегося в клинической картине его заболевания как преимущественно галлюцинаторного. Он прямо пишет: «Я испытал обильнейшие и разнороднейшие галлюцинации во всех чувствах, за исключением разве вкуса… самыми частыми, самыми разнообразными и живыми были у меня галлюцинации зрения, осязания или общего чувства»… В то же время, рассматривая бред и галлюцинации в клинической картине во временных отношениях, он указывает на наличие на первом этапе его заболевания только одного бреда. «Первые месяцы болезни, — пишет он, — галлюцинаций вообще вовсе не было. Этот первый период болезни главным образом характеризовался усиленной, хотя и беспорядочной, интеллектуальной деятельностью, так сказать интеллектуальным бредом (обилие идей, их быстрый и в то же время неправильный ход, ложные и насильственные представления…). Если первый стадий болезни можно назвать стадием интеллектуального бреда, то второй период существенно характеризуется чувственным бредом». Касаясь соотношения между бредом и галлюцинациями в их содержании, можно отметить самонаблюдение Кандинского о выраженной разобщенности между ними. «… С удивлением заметим, как сравнительно мало характер галлюцинаций определяется характером интеллектуального бреда. Вообще, разве только 1/10 всех испытанных мною галлюцинаций имела прямую связь с насильственными и ложными представлениями». И, наконец, представляет особый интерес то, что в соотношениях между бредом и галлюцинациями на этапе, когда начинают преобладать галлюцинации, Кандинский отмечает известный антагонизм между этими двумя психопатологическими феноменами. «С появлением и развитием галлюцинаций, — пишет он, — прежний, чисто интеллектуальный бред, стал отходить на задний план. Вообще, в период чувственного бреда интеллектуальная сфера уже не работала, как прежде усиленно, скорее бездействовала».
Отсюда и предпринятое им самолечение, когда усиленной умственной работой он преодолевал у себя галлюцинации.

-----------------------------------------------------------------------------
Высказывания Кандинского, касающиеся преодоления им в период выздоровления еще частично сохранившихся галлюцинаций, настолько интересны и значимы в плане выявления высоких возможностей применения с лечебной целью умственного труда, что мы считаем целесообразным их полностью привести. «… Без энергического вмешательства воли мои галлюцинации, вероятно, превратились бы в стабильные и оставшаяся без пищи интеллектуальная деятельность погасла бы окончательно. Вполне освоившись с галлюцинациями, я не боясь «утомлять себя», принялся за книги. Сначала читать было трудно, потому что занятию постоянно мешали галлюцинации слуха и зрительные образы становились между глазами и книгой… С возобновлением же правильной умственной деятельности галлюцинации стали более бледными, редкими, но прекратились совершенно только спустя несколько месяцев после того… соразмерные с силами больного умственные занятия чрезвычайно помогают в период выздоровления избавлению от галлюцинаций».

------------------------------------------------------------------------------
В этой истории болезни имеются указания жены Кандинского, что он «страдал душевным расстройством с мая 1877 года по апрель 1878 года и с сентября 1878 года по май 1879 года», т. е. перенес за эти годы два приступа психоза с перерывом между ними в четыре месяца. Сам же Кандинский считал, что в то время был только один приступ, затянувшийся до двух лет. Следующий, второй приступ наступил в 1883 году. Вначале, с 7 по 16 марта 1883 года, он наблюдался в домашних условиях главным доктором Петербургской психиатрической больницы им. Николая Чудотворца О. А. Чечотом, а с 16 марта по 20 апреля того же года находился на излечении в Доме призрения для душевнобольных, учрежденном Александром III.
В. X. Кандинский пишет об этом приступе психоза следующее: «На этот раз болезнь протекла быстро, так что менее чем через два месяца способность здорового критического отношения к болезненным субъективным фактам (как переживавшимся в это время, так и пережитым до периода decrement!) вполне возвратилась».
Таковы сохранившиеся, документально подтвержденные сведения о приступах душевного заболевания у Кандинского.

---------------------------------------------------------------------------------------
О неблагополучном состоянии Кандинского в начале 1889 года можно судить еще по одному факту. Живя с 1881 года в Петербурге, В. X. Кандинский был очень аккуратен в посещении Петербургского общества психиатров, действительным членом которого состоял и в жизни которого активно участвовал. Но в 1889 году он посетил только одно заседание (21 января), а на всех остальных, вплоть до кончины, отсутствовал.
Со всей определенностью на повторный характер приступов психоза у Кандинского, в частности на приступ в 1889 году, указывает в своих воспоминаниях М. В. Сабашников. «Оправившись после одного из приступов болезни, он (Кандинский) слишком рано вернулся на работу в больницу. Под влиянием позыва к самоубийству, бывавшего у него обычно в переходном периоде к здоровому состоянию, он взял из аптечного шкафа в больнице опий и по возвращении домой принял безусловно смертельную дозу этого яда. Уменье и склонность к научному самонаблюдению не покинули его и в эти минуты. Он взял лист бумаги и стал записывать: «Проглотил столько-то граммов опиума. Читаю «Казаков» Толстого». Затем уже изменившимся почерком: «читать становится трудно». Его нашли уже без признаков жизни».
Подтверждением этих воспоминаний М. В. Сабашникова являются аналогичные описания последних минут жизни Кандинского в некрологе А. Роте. «В оставленных после себя бумагах, — пишет А. Роте,— имеются указания, что он (Кандинский) до последнего мгновения был занят наукой. Его записки кончились словами: «Я не могу больше писать потому, что я не вижу больше ясно. Света! Света!».
Несколько иную трактовку самоубийства В. X. Кандинского, чем М. В. Сабашников и А. Роте, дает В. Ф. Чиж. Выступая на похоронах Кандинского, в своем обращении к покойному у его гроба он говорил: «Но жить тебе было тяжело; мало кто понимал и ценил тебя; тебе много пришлось вытерпеть и больше всего, конечно, от тех, кто никогда и ничему, кроме золота и почестей, не поклонялись и для кого ты, человек убеждения, человек идеалов — являлся живой укоризною; наконец, дорогой товарищ, ты не выдержал»».

-------------------------------------------------------------------------
Следует сказать, что оба диагноза, поставленные Кандинским своему заболеванию: «галлюцинаторный, первичный бредовый психоз» и «первичное помешательство» соответствуют выделенной им впервые душевной болезни — идеофрении, в которой можно видеть прообраз позже описанной Е. Блейлером шизофрении. Течение заболевания, как видно из приведенных данных, носило весьма доброкачественный характер. Его можно отнести к той разновидности приступообразного протекания шизофрении, которое в настоящее время определяется как периодическое, когда болезнь проявляется в очерченных, острых приступах, а продуктивная симптоматика сочетается с аффективными расстройствами и наступают глубокие полноценные ремиссии. Такой характер течения болезни у Кандинского подтверждают данные о его психическом состоянии вне приступов в ремиссионном периоде.
Так, Кандинский пишет, что после «первой душевной болезни, продолжавшейся более полутора лет, Долинин [Кандинский] в течение четырех лет пользовался полным психическим здоровьем и не без некоторого успеха продолжал свою начатую раньше карьеру».

---------------------------------------------------------------------------------
Будучи психиатром, он сумел как бы подняться над перенесенным психозом, осуществляя самонаблюдения и изучая его проявления, когда «способность здорового критического отношения вполне возвратилась, но слуховое галлюцинирование продолжалось, постепенно ослабевая…». Можно согласиться с Н. В Ивановым, считающим, что в этом во весь рост встает сам Кандинский. «Какую нужно было иметь любовь к науке, — пишет он, — чтобы после приступа заболевания, зная терапевтическую беспомощность психиатрии своего времени, все же «неудержимо стремиться» к постановке самоэкспериментов, к изучению сложной проблемы галлюцинаций».

----------------------------------------------------------------------------------
М. В. Сабашников в своих воспоминаниях сообщает о трагическом завершении жизни жены Кандинского, таком же как и его самого. «Жена его [Кандинского], пишется в этих воспоминаниях, не пожелала жить без него. Озаботившись выпуском в свет его сочинений, она тоже покончила с собой».
http://www.schiza.net - Форум больных шизофренией.

'Сергей'
Сообщение: 230
Дата регистрации: 01.09.2008, 03:10

Re: О психиатре Кандинском В.Х.

# 'Сергей' » 06.09.2008, 01:09

Спасибо, очень интересная информация, не знаю, что бы я делал, если бы не наткнулся в инете на этот форум. Он мне просто жизнь возвращает. Спаибо ещё раз создателям таких форумов.

Rainer
Старожил
Сообщение: 1499
Дата регистрации: 13.03.2008, 09:18

Re: О психиатре Кандинском В.Х.

# Rainer » 12.09.2008, 19:20

Хорошая статья, дух поднимает. Пример для любого из нас. В этом сущность человека и заключается, что после его смерти его помнят.
Deus semper mecum


Вернуться в «Интересные люди, афоризмы, высказывания, мудрости.»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость